sergeserov (sergeserov) wrote,
sergeserov
sergeserov

Хан

Конечно, за глаза его так и звали. Лучше любого никнэйма. Хотя и "Селимомарович" - тоже нередко звучало, и тоже красиво.

В конце 1978-го я переместился с территории ВДНХ, где размещалось основное здание ВНИИТЭ, Всесоюзного НИИ технической эстетики, на Остоженку, в Хилков переулок, дом 2, в отдел художественного конструирования жилой среды. А в начале 1979-го в Хилкове появился и Хан-Магомедов, бывший тогда уже крупным авторитетом в области архитектуры, доктором искусствоведения. Его пригласили возрождать отдел теории, разогнанный после конгресса ИКСИД в Москве за свободомыслие. Года три или четыре научно-исследовательский институт существовал без главного научного отдела, и вот, наконец, решено (или разрешено) было его восстановить.

Хан-Магомедов поднялся к нам на третий этаж знакомиться. "Ну вот, - говорит, - вы занимаетесь бытом, а мы бытием займемся", и пригласил почаще спускаться к нему на первый этаж, особенно по четвергам, когда в отделе будут проходить семинары. Что мы с удовольствием и делали.

Эти четверги (потом вторники) на протяжении десяти лет были настоящим клубом интересных встреч, куда Хан приглашал с докладами всех значительных персонажей того времени из самых разных художественных и научных сфер, от Франциска Инфантэ до Евгения Львовича Шифферса.

Вот уж когда действительно отдел стал настоящим очагом свободомыслия. Отдел теории при Хане - целая эпоха в отечественном дизайне. Ему удалось собрать там выдающиеся интеллектуальные силы и создать незабываемую творческую атмосферу.

Согласно концепции С.О.Хан-Магомедова, художественная система авангарда - это принципиально новая парадигма в развитии визуальной культуры, которая шагнет в третье тысячелетие и по историческому масштабу будет сопоставима с классической ордерной системой. Одно несомненно: его собственным трудам по истории и теории архитектуры и дизайна, несомненно, принадлежит именно такое будущее.

Селим Омарович прошел в своей жизни множество земных путей, один из них пролегал вот через теорию и историю дизайна. Вчера мы проводили его в последний путь, самый главный. Судя по всему, он не был верующим, его не отпевали в церкви. Но он был праведником по жизни, и я надеюсь и верю, что и этот путь, путь на небеса, он пройдет достойно и праведно.

Я перекрестился у его гроба, и ко мне вдруг подошла Мариэтта Чудакова, родная сестра Селима Омаровича: "Я хочу, чтоб Вы знали - он был крещен с именем Симеон".

Упокой, Господи, его душу!



На фото: у гроба Хан-Магомедова - Саша Лаврентьев, Александр Николаевич Лаврентьев, внук Александра Родченко и Варвары Степановой, доктор искусствоведения, профессор и проректор по научной работе Строгановки. Здесь - его замечательгая статья к 80-летию Хана.
Tags: История дизайна, Память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment