Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

в машину!

Это было прекрасно

Так прекрасно, что у всех, кроме отъявленных врагов России, замирало сердце. Или хотя бы билось сильнее. На гигантской сцене (или арене?) в Сочи — Россия. Великая ее культура, самые грандиозные, самые величественные ее достижения. Малевич, Кандинский, Шагал, Дягилев, Рахманинов, Анна Павлова, Александр Блок, Цветаева, Ахматова, Маяковский, Есенин, Солженицын…

Да всех не перечислишь.

Грандиозный этот спектакль ставил швейцарец, Даниэле Финци Паска. В русских, да и вообще театральных постановках многих стран он не новичок — ставил и что-то чеховское, и «Аиду», и «Паяцев», и «Диалоги со сном», и «Благородных поверженных», и много чего еще. Он и режиссер, и хореограф, и писатель, и даже клоун. Словом, на постановочных делах собаку съел.

Однако в Сочи с ним случился грандиозный облом. Он подобрал такие иллюстрации к сочинскому пиар-шоу, что как на подбор выстроились перед нами в ряд самые трагические, самые изломанные ГОСУДАРСТВОМ судьбы. Тем самым государством, к которому мы все имеем честь принадлежать и глава которого смахивал невольные слезы восторга, глядя на это величественное, покоряющее зрелище.

Напомню: Сергей Рахманинов в свое время эмигрировал из Советской России, то бишь вовремя унес ноги, как и Кандинский, и Анна Павлова, и Цветаева, и Шагал. Не-эмигрант Александр Блок умер в 1921-м, задохнувшись в безвоздушном пространстве распятой страны, превратившись за пару советских лет из здоровяка, кумира всей читающей России в психически надломленного тяжелобольного человека. У Сергея Дягилева, жившего от родины вдалеке, тут, в России, один из двух братьев, Валентин, был расстрелян на Соловках в 1929-м по сфабрикованному делу, а второй, Юрий, репрессирован. Марина Цветаева, вернувшись на истерзанную родину, кончила жизнь в петле, ее мужа Сергея Эфрона расстреляли, а дочь арестовали. У Анны Ахматовой в заложниках был сын, многолетний узник ГУЛАГа, а сама она в 1946-м устами Жданова подверглась неслыханному остракизму, поношениям и оскорблениям. Есенин тоже кончил жизнь в петле, а Маяковский пустил себе пулю в лоб.

Я никого из мелькавших на этом шоу не забыла?

Так вот оно что, значит, было — не шоу, а русский мартиролог. Обставленный только почему-то как праздник, весело, ярко, с блестками, фейерверками, россыпью огней и прочими атрибутами. Ай да Даниэле Финци Паска, ну, повеселил народ, ну вселил гордость в наши сердца за убитую русскую культуру…

Ничему мы так покуда не научились, как гордиться. Да еще, пожалуй, веселиться. Пуды восторга, груды смеха, кучи блестков — и счастье, счастье, счастье!

Со швейцарца что взять, где ему, швейцарцу, вникать во все эти русские хитросплетения. Но ведь ни одна русская душа не задумалась...

Нет чтобы картинами Александра Герасимова прихвастнуть и лишний раз впасть от них в восторг, Лактионова, Петра Васильева, или скульптурами Вучетича, или безразмерными романами Бабаевского, Гладкова, Медынского, Чаковского, Первенцева, Георгия Маркова, или стихами Грибачева, или поэмами Долматовского… Всё ведь лауреаты самых высоких премий, да еще и неоднократные.

Ау, лауреаты, где вы? Куда сгинули со всеми своими звездами, славой, дачами, машинами, квартирами, законной гордостью, наконец? Где искать ваши следы, впечатанные могучей государственной ногой в хрупкое тело русского искусства?

Выходит, прав был Владимир Ильич: две национальные культуры есть в нашем богоспасаемом Отечестве. Одна — сломленная, убитая, растерзанная, выгнанная из страны, распятая, но именно ее только и можно, оказывается, предъявить ныне на экспорт, чему свидетельством стала сочинская арена; и другая — вальяжная, барственная, но почему-то, хоть ты плачь, никому не нужная.

Ах, государственники, государственники… Славящие, восторженные, преданные, продававшие, продававшиеся. Вечная вам память.

А русское искусство… Ну что тут скажешь. С ним и так все понятно. Непонятно только с нами. Мы-то свою душу спящую когда наконец разбудим?

ЕВГЕНИЯ ХОДОРОВА
в машину!

Украина — не Россия

http://uainfo.org/yandex/273624-ukraina-taki-ne-rossiya-shenderovich.html
ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

Не знаю, что именно имел в виду Леонид Данилович Кучма, но он оказался прав самым парадоксальным образом: Украина таки не Россия!

Удивительно! И язык похожий, и воруют так, что сразу видно: все свои, включая Леонида Даниловича… И Киев — сами знаете чьих городов мать, а вот поди ж ты… Не Россия!

Это выясняется именно в такие дни; собственно, только на таких тектонических разломах и выясняется.

А что не так? В смысле: что там не так, как у нас?

Как выясняется — главное: ощущение нации как некоторого корневого и очень мощного единства!

Сотни тысяч людей выходят на улицы после ночного налета «Беркута» на палаточный городок (у нас, после аналогичного избиения людей ОМОНом, улицы быстро опустели, что и позволило власти довершить расправу в судебном порядке).

Киевляне — вышли, и выходят каждый день, и мы видим, как растеряны те, кто ставил на силу корпорации: они столкнулись с силой, о которой, кажется, прежде не имели представления.

Collapse )
в машину!

Скажи мне, затем ли?

Затем ли Державин слагал «Снигиря», а Галич – «Трубят егеря»,
затем ли написана «Жизнь за царя!» и отдана жизнь за царя,
затем ли за несколько доблестных строк, за пафосный слог и запал
Радищев поехал в Илимский острог, а Новиков в крепость попал,
затем ли Демидовы лили металл, и буйствовал Петр-исполин,
и Пушкин писал, и Гагарин летал, и Теркин врывался в Берлин,
затем ли Чадаев томился тоской, Некрасов рыдал в нищете,
затем ли Волконский и с ним Трубецкой цепями гремели в Чите,
затем ли Россия слетала с колес, красна от кровавых ручьев,
и Ленину все-таки то удалось, чего не сумел Пугачев,
затем ли играли в серебряный век, как больше нигде не могли б,
и «Вехи» закончились «Сменою вех», а вслед им неслось «Из-под глыб»,
затем ли Магнитка, затем ли Дубна, и ширь, и тоска, хоть завой –
величие зверства, и зла, и добра, и воли, и скуки самой,
затем ли Суворов, террор и застой (который стояч, но глубок),
и блеск разговоров, и трижды Толстой, и трижды Тургенев, и Блок,
жестокий, столетьями длящийся пир открытий, отваги, потерь,
затем ли Россия, дивившая мир полтысячи лет, – чтоб теперь –
чтоб валенка уровень, запах и цвет мы выбрали в цели свои;
чтоб Ваенга – наш православный аскет – писала «мичеть» через и;
чтоб после Кущевки и Крыма Ткачев, чьи фокусы сильно бодрят,
набрал из кубанских своих казачков нагаечный зондер-отряд;
чтоб время не двигалось, хоть удавись, а стыло тянучкой во рту;
чтоб мелкий, но злобный один дзюдоист сказал инквизиции «тпру»;
чтоб главных занятий – распил и разъезд – не думал никто прерывать;
чтоб церковь, оправившись, сделала крест орудием казни опять;
чтоб прятали бабки у внешних врагов, язык же засунули в ж.,
а всякое слово из пары слогов тут сложным казалось уже;
чтоб вышли в тираж, поделились на сто, подонкам кричали ура;
чтоб верхом возможностей сделалось то, чего бы стыдились вчера;
затем, чтобы ростом считали развал, ослами набили конвент,
чтоб тот патриотом себя называл, кому «идиот» – комплимент;
чтоб символом вольности сделать тюрьму, а символом прав – помело,
чтоб образ грядущего свелся к тому, чем в прошлом Россию рвало;
чтоб прочие земли на парный тотем смотрели, плюясь горячо...
Скажи мне, затем ли? Должно быть, затем. И правда, зачем бы еще?

Дмитрий БЫКОВ
в машину!

Самая знаковая фигура эпохи

Есть какая-то неслучайность в том, что Валерий Акопов всегда оказывается в начале любого алфавитного списка. Где должен быть командир? Всю жизнь он был лидером в отечественном графическом дизайне. Не в смысле должностей и званий (хотя их было немало – Председатель художественного совета Мастерской прикладной графики, председатель подсекции прикладной графики, секретарь МОСХа, член правления Союза художников СССР, Заслуженный художник России, член-корреспондент Российской академии художеств, академик Академии графического дизайна и её первый президент, лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства, профессор Московской государственной художественно-промышленной академии им.С.Г.Строганова), а в смысле прирожденного таланта первооткрывательства и способности повести за собой.

Еще студентом Полиграфа, Московского полиграфического института, он участвовал во Всемирной выставке в Брюсселе 1956 года. На протяжении тридцати шести лет – с 1958 по 1993 – судьба Акопова была связана с Мастерской прикладной графики, с «Промграфикой», как её называли. Здесь Акопов стал безусловным лидером худфондовской линии развития нашего графического дизайна. Существовали еще ВНИИТЭвская и книжно-дизайнерская линии, но худфондовскя была стержневой. И в конце 70-х все они сошлись как раз в «Промграфике», где оказались и «книжники» Михаил Аникст, Аркадий Троянкер, Борис Трофимов, Максим Жуков и ВНИИТЭвский главный дизайнер-график Рамиз Гусейнов. Одним из результатов стали грандиозные коллективные проекты, которые оказались событием не только в отечественном, но и в мировом графическом дизайне.

Сначала – система пиктограмм Московской Олимпиады 1980 года, удостоенная Золотой медали на Международной биеннале графического дизайна в Брно. Потом – «Промо», фирменный стиль внешнеторгового объединения «Проммашэкспорт», получивший Гран-при в Брно. За ним последовала гигантская серия фирменных стилей советских внешнеторговых объединений, выполненных под руководством Акопова.

С 1993 года Акопов Валерий Сергеевич – художественный руководитель одноименной студии "Акопов: Дизайн и Реклама" / "АВС".

Сегодня, 18 ноября 2013, в 18.00 на "Винзаводе" (Бродильный цех, подъезд 15) в рамках программы творческих мероприятий по поддержке конкурса на "Знак качества" и других профессиональных дизайнерских конкурсов для молодежи состоится пресс-конференция-лекция-круглый стол, одним словом, творческая встреча с Валерием Акоповым. Редкая возможность пообщаться лично с человеком-эпохой.

Вход свободный! Регистрация на сайте "Винзавода" приветствуется, но не является обязательной.
в машину!

Христианский Херсонес

Меньше месяца осталось до начала дизайнерского интенсива Юрия Гулитова и Сергея Серова "Кириллица в Херсонесе": http://kak.ru/events/schools/a15159/

Дэдлайн для заявок - 5 сентября. Но не стоит ждать последнего дня - билеты лучше покупать заранее.

Статья из журнала "Истина и Жизнь" 2005 №9:

ХРИСТИАНСКИЙ ХЕРСОНЕС
Сергей Серов

Я всматриваюсь в море, стремительно накатывающееся из-за горизонта, и, щурясь от ветра и солнца, силюсь разглядеть вдали святые места недавних странствий, случившихся в последние годы: Кипр, Греция, Иерусалим, Рим, Стамбул… А за спиною – святыни Сарова, псковские отцы, Дом Святой Троицы в Барановичах… Сквозь сердце проходят невидимые нити, перепоясывающие воды и сушу, связывающие Восток и Запад. Здесь, на этом берегу, личная география сомкнулась с историей, которая замысловатым морским узлом связала славянский мир со средиземноморской цивилизацией. Имя этому стратегическому узлу – Херсонес. В диалогах «У стен Херсониса» отец Сергий Булгаков писал: «Какая святая земля. Даже страшно ступать по ней. Во всей России нет места более древнего и священного».

Collapse )
в машину!

Сталин как Антихрист

Священник Владимир Зелинский


СТАЛИН КАК ДВОЕМЫСЛИЕ

I
«Сталинизм – такой же метод построения социализма, - сказал Роберт Конквест (цитирую по памяти), - как людоедство - способ питания, богатый протеинами». Не знаю, озабочен ли кто сегодня социализмом, но поставьте на его место ценности, созвучные эпохе: мощное государство, неохватная империя, все то, что притязает называться «великой Россией». Чтобы вернуть им былую стать, вознести на должную высоту, требуется как-то разобраться с людоедством, не то, что не отрицаемым, а ставшим уже как бы само собой разумеющимся фактом. Целиком оправдать трудно, однако можно взглянуть на него в ином ракурсе. Вписать в более вместительные исторические рамки. Задвинуть за фасад «славных дел». Обозначить словом менее жестким, более легким, липким, уклончивым. Перенести вину за него с одного ненасытного волка на всю волчью стаю, а заодно и на съеденных им овец. Разве не заслуживали они быть проглоченными?

Collapse )
в машину!

Ангелы в Иерусалиме

http://www.pravmir.ru/russkie-angely-v-ierusalime/

8 марта в Иерусалиме, в Старом городе, в Александровском подворье открылась художественная выставка под названием «Ангелы». На ней представлены фрески, написанные для купольной части православного храма.

Да-да, фрески можно увидеть на выставке — написать их прямо на стенах не позволяют условия храма, они созданы на холсте и затем будут наклеены на специально обработанные поверхности по особой технологии.

Наталья Гончарова родилась на Украине, закончила отделение живописи Харьковского художественного училища, по переезде в Одессу — принимала активное участие в нонконформистских выставках в стране и за рубежом, получила известность как участник направления, названного «2-й одесский авангард».

С 1992 года Наталья Гончарова живёт в Иерусалиме. Продолжая заниматься живописью, участвуя в израильских и зарубежных выставках, Наталья параллельно углубляется в новую для себя область творчества — изучение иконописного мастерства.

Её работы можно видеть возле Порога Судных Врат в Иерусалиме, в колледже святого Георгия в Назарете, в алтаре и иконостасе храма св. прав. Тавифы в Яффо (монастырь архангела Михаила), для этого храма Наталья и делает фрески, представленные на выставке. Ею написано множество икон для греческих и российских храмов и монастырей, к примеру, для нового храма в Дивеево, для кафедрального собора и Ново-Тихвинского монастыря Екатеринбурга, для частных лиц.

Художница также руководит детской изобразительной студией. У неё трое сыновей, гостеприимный дом, любящий муж и много друзей.

Наталья Гончарова живет в Гило — районе Иерусалима, находящемся на высоте 850 метров над уровнем моря, откуда можно увидеть, как на ладони, панораму Вечного города, вдалеке — могилу пророка Самуила, с другой стороны — путь на Бейт-Лехем (Вифлеем)…

— Здесь каждый камень — особенный, — говорит Наталья Гончарова. — А это место — наша находка. Кстати, «Гило» в переводе и означает «находка». Так воскликнул царь Давид, когда отыскал здесь свою потерянную овцу. Хотя сейчас это современный жилой район, в нём сохранилась удивительная первозданная атмосфера. За два тысячелетия характер земли не изменился. И сам пейзаж — иконный… Холмы, ступенчатые террасы, укреплённые белым иерусалимским камнем, масличные деревья, кипарисы на склонах — всё иконные реалии, будто с натуры писанные. Вот откуда взялись эти изогнутые стволы, сам рельеф иконных горок — это слоистая структура иерусалимского камня.

Collapse )
в машину!

Вечер памяти

Творческий вечер, посвященный 50-летию ВНИИТЭ, организованный ГЦСИ, получился довольно убогим. Несмотря на все старания и сверхусилия Зинаиды Стародубцевой, спасибо ей. Не такой, конечно, как официальный, который был весной на ВВЦ, тот, говорят, вообще был за гранью добра и зла - достаточно посмотреть ролик на официальном сайте ВНИИТЭ. Но и не такой, совсем не такой, какой хотелось бы.

Заболел Генисаретский, не пришел Сидоренко, и это сильно снизило интеллектуальную планку. Не пришли Саша Лаврентьев, Лена Сидорина, Валера Черниевский, Лариса Денисенко и многие еще из тех, кто собирался, и кого хотелось бы видеть. И публики было - кот наплакал. Не пришли студенты, молодые художники, обычные посетители вечеров в ГЦСИ. Плохо работало оборудование, микрофоны, скайп, все почему-то фонило, хождение персонала, налаживающего звук и картинку - все это создало совершенно неуютную звуковую, световую и событийную атмосферу, лишний раз доказывая, как важен в жизни дизайн - среда, которая нас окружает, и либо помогает нам раскрыться, либо зажимает, сковывает и давит.

Collapse )
в машину!

ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЕННЫЙ 50-ЛЕТИЮ ВНИИТЭ

ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР, ПОСВЯЩЕННЫЙ 50-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ
ВСЕРОССИЙСКОГО НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ИНСТИТУТА ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭСТЕТИКИ (ВНИИТЭ)

Организатор: ГЦСИ
Участники: Наталья Адаскина, Александр Ермолаев, Олег Генисаретский, Галина Демосфенова, Сергей Серов, Елена Сидорина и другие
Куратор: Зинаида Стародубцева
Место проведения: ГЦСИ, малый зал
Адрес: ул. Зоологическая, д. 13
Дата проведения: 16 ноября, пятница, 19:30

Collapse )
в машину!

Буквы в кринолинах

Антиквы

Любая классика ретроспективна. Все лучшее для нее всегда в прошлом. Это относится и к шрифтам книжной классики, которая вдохновлялась античностью.
Неудивительно, что общее название классических шрифтов – «антиква».

В 1946 году к 80-летию Фридерико Гауди, одного из самых известных проектировщиков шрифта в ХХ веке, был издан сборник его шрифтов. Каждый алфавит сопровождался одной и той же фразой, набранной буквами соответствующего шрифта: «Старые мастера украли все наши лучшие идеи».

Говоря об антиквах, мы имеем в виду методологический, а не исторический аспект, согласно которому различаются антиквы венецианские, французские, голландские, английские, антиквы старого стиля, переходные, барочные, классицистические и т.д. Для нас же важны не различия, а то общее, что есть между ними.

Если смотреть на шрифты книжной классики с этой точки зрения, то можно заметить, что все они отличаются обширными, свободными внутрибуквенными пространствами, затейливо обустроенными вручную. Буквы характеризуются плавным, нежным изменением толщины штрихов, каллиграфичностью рисунка, сохраняющего теплоту следов ручной работы, элегантными открытыми элементами, деликатными засечками-серифами, малоконтрастностью основных и соединительных штрихов.

Гармония классической типографики закладывается уже на этом уровне – сбалансированностью внешнего и внутреннего пространства букв, сложно организованным равновесием черного и белого. В результате антиквенные шрифты классических веков рождают ощущение легкости, воздушности, прозрачности.

Большинство антиквенных шрифтов характеризуется также мелким очком строчных букв. Это означает, что высокие прописные буквы и длинные выносные элементы как бы заранее резервируют белое пространство, которое будет необходимо им в наборе. Можно сказать, что буквы классических антиквенных шрифтов – это дамы в кринолинах, каждая окружена невидимой аурой, и никаких «грязных танцев» с ними быть не может.